Previous Entry Share Next Entry
Варфоломеевская ночь в 25 минутах ходьбы от дома
Freiheit in Gedanken
arhat

Поскольку всё-таки живу в Кёльне большую часть своей жизни, не могу не прокомментировать известные события.



Итак, хроника:

31. Декабря

Уже к 19:00 вечера на площади между главным вокзалом и собором собирается группа молодых (15-35 лет) мужчин арабского происхождения. К 23:00 размер группы достигает около 1000 человек.

После начинает происходить нечто, аналогов чему в Германии до сих пор не случалось. От большой группы раз за разом отделяются мелкие, по 12-18 человек. В здании вокзала и на площади они атакуют спешащих на новогодний салют людей. Мужчин избивают. Девушки и женщины подвергаются сексуальным домогательствам и насилию. С них срывают юбки и трусики, засовывают пальцы в интимные отверстия, ощупывают. В ходе домогательств жертв грабят. Большая группа не даёт полиции подступить к основному месту событий. Полицейских окружают, забрасывают петардами и бутылками. Полицейские-женщины также подвергаются сексуальным домогательствам.

По свидетельствам очевидцев и докладу руководителя одного из подразделений полиции, работавшего в ту ночь на привокзальной площади, защитники правопорядка терпят полное фиаско – они безнадёжно перегружены, неорганизованы и малочисленны. Немногие задержанные быстро отпускаются. После записи личных данных бандиты просто рвут документы со словами «Да мне завтра другой выдадут». Никаких средств подавления, которыми полицейские так охотно и обильно пользуются на демонстрациях студентов и пенсионеров, не применяется. Под взрывы петард, потоки брани и плевки они не в состоянии (или не хотят?) даже принять заявления у многих пострадавших. Таких в ту ночь окажется более 200 человек. Три четверти из этого количества – женщины и подростки, подвергшиеся сексуальным домогательствам или насилию.

1.Января

Кёльнский полицайпрезидиум выпускает коммюнике, согласно которому новогодняя ночь прошла «в основном мирно». Упоминается о группе молодёжи, которая начала стрельбу петардами по людям вблизи главного вокзала, после чего, как гласит отчёт, полиция оцепила площадь.

На фейсбуке появляются первые сообщения жертв и свидетелей погрома. Посты с упоминанием национальности или внешнего вида преступников удаляются администрацией соцсети.



Площадь, где разворачивались события новогодней ночи. Перед вокзалом, слева от собора.

2.Января

Первые короткие заметки в СМИ об "активности карманников" и "кражах мобильных телефонов" в новогоднюю ночь. Некоторые газеты в онлайн-версиях упоминают, что девушки также «жаловались на неприличные прикосновения». Всё больше описаний очевидцев в блогах, на фейсбуке и в личных разговорах. Первые анонимные сообщения от работников полиции. Первые подробные статьи в националистических сетевых СМИ.

3.Января

Широкая общественность всё ещё не в курсе событий, однако, в сетевых версиях ведущих СМИ появляются подробные статьи и комментарии. Открыто высказывается мнение, что произошло нечто большее, чем просто серия ограблений. Происхождение нападающих уже упоминается, но завуалированно: «Распространяемые праворадикальными элементами слухи о том, что среди нападавших были беженцы, не соответствует действительности».

Фейсбук уже не успевает удалять за многочисленными постами и перепостами. Растёт возмущение интернет-сообщества молчанием политиков, полиции, бумажной прессы и телевидения.

4.Января

Немецкий интернет кипит. Появляются первые заметки в зарубежных СМИ– Huffington Post, New York Times. Лишь после этого начинается действительно подробное и открытое освещение событий новогодней ночи в немецкой прессе. Тем не менее, два крупнейших общественных канала Германии, ARD и ZDF, не упоминают о них в даже в традиционно долгих вечерних выпусках новостей (как и всё время до этого).

Во второй половине дня бургомистр Кёльна Генриетта Рекер созывает кризисное заседание с полицией города в ратуше. Президент полиции Вольфганг Альберс признаёт ошибочность первоначальной оценки событий. От председателя кёльнского профсоюза полицейских Райнера Вендта поступает подтверждение информации, что преступники были «североафриканско-арабского происхождения».

5-6.Января

Растёт количество потерпевших – многие, кто после погромов не решался обращаться в полицию из боязни быть заподозренными в симпатии праворадикалам, делают это после отмашки со стороны ведущих политиков города. Сообщается о домогательствах в отношении пенсионерок и детей. Поступают сообщения похожих, но малочисленных и неорганизованных нападениях в Гамбурге и Штутгарте.

Пресса общается с полицейскими, многие из которых потрясены массовой агрессией, с которой ещё не приходилось сталкиваться. По анонимным разговорам с работниками полиции пресса приходит к выводу, что существенные подробности событий, известные полицейскому начальству, не раскрываются общественности, дабы не играть на руку праворадикальным организациям (каковыми у нас принято считать всех, кто правее CDU).

Бургомистр Кёльна Рекер в числе принимаемых для защиты населения мер упоминает о составляемом кодексе поведения для немецких женщин. Также Рекер советует женщинам избегать хождения по городу в одиночку и держать незнакомых мужчин «на расстоянии вытянутой руки». Мудрые советы провоцируют новую волну возмущения в сети и среди переориентировавшихся политиков.


Было в Будапеште, теперь у нас.

7.Января

Подтверждаются сообщения о том, что полиция отказывалась принимать заявления от пострадавших в ночь нападений. Становится очевидной полная недееспособность полиции в ночь нападений – правозащитники не сумели защитить даже своих сотрудниц. Подкрепляются подозрения, что малочисленность полиции и отказ от применения спецсредств был сознательным решением во избежание конфликта с мигрантами.
В Кёльне проходит митинг левых сил «против расизма и сексизма». Хотя новогодний погром и является основной темой митинга, он преподносится как проявление мужского шовинизма и сексизма вообще.
Вечером, через неделю после событий, федеральный канцлер госпожа Меркель находит возможность по телевизору кратко выразить сочувствие жертвам нападений и потребовать наказать преступников.


Некоторые демонстранты всё же проводят параллель между политикой Меркель и произошедшим

8.Января

Под давлением собранных улик полиция признаёт, что среди нападавших было много «беженцев» - точнее, тех, кто проник на территорию страны под видом таковых в прошлом году. Задержано около 16 человек.

Президента полиции Кёльна Альберса отправляют в отставку.

--------

Таким образом, приблизительная, но ещё отнюдь не полная картина произошедшего в ночь на первое января была собрана блоггерами и журналистами более чем неделю спустя.

Многие серьёзные вопросы остаются висеть в воздухе.

Кто блокировал работу полиции, кто запретил применять средства защиты, кто намеренно ограничил число полицейских, кто отвергал предложения о подкреплении, поступающие от центрального управления полиции NRW? Руководство самой полиции, местные власти, власти повыше?

Была ли четырёхдневная информационная блокада сознательным решением или рефлексом из ряда «как бы чего не вышло»?

Насколько организация группы бандитов была спонтанной?
Ясно, что многие из преступников – «беженцы», но кто их организовал? Местные банды марокканцев, как утверждает полиция, или какие-то собственные, внутренние структуры? Уже в первых сообщениях полиция Кёльна (ссылаясь на показания жерв, сотрудников и свидетелей) говорила о «арабско-североафриканском» (WTF???) происхождении нападающих.

То есть, на вопрос «Как Вы можете описать преступников?» Люди якобы отвечали «Знаете, этак североафрикански. Или, юго-восточно-магрибски».

Это нонсенс. Про людей, выглядящих как арабы, политкорректные люди говорят, что они выглядят как арабы. Менее политкорректные выражаются менее политкорректно. Что я точно никогда не слышал – «выглядит по-североафрикански». Сильно сомневаюсь в способностях моих согорожан отличить североафриканского араба от левантийского или аравийского. Разве что какая старушка вспомнит занятия по типологии рас семидесятидвухлетней давности.
Однако ж, в списках подозреваемых в основном действительно фигурируют выходцы с Магриба. Поразительная прозорливость или старание любой ценой вывести беженцев из ряда подозреваемых?


--------

Впрочем, важно то, что многие СМИ и политики, под влиянием кёльнских событий, стали осторожно говорить о проблемах неконтролируемого наплыва в стану людей из абсолютно чуждого нам культурно-религиозного круга. Стал позволителен другой тон, кроме восторженного, стало допустимо обсуждать наличие радикальных и криминальных элементов среди мигрантов. Глухая стена госпропаганды (объявляющей неонацистом каждого, кто не был в восторге от появления под окнами своего дома пары тысяч «травматизированных странников») дала первую трещину. Люди, только что без устали махавшие плюшевыми мишками под плакатами «Welcome Refugees!“ слегка приуныли.

Нет, никаких изменений в политике открытых дверей пока не произошло. И даже не анонсировано. Меркель высказала свои сожаления о произошедшем, но и намёка не сделала на возможное ограничение приёма новых беженцев, уж не говоря о выселении прибывших. Принцип «Пускаем каждого, без всяких ограничений и безо всякого контроля» действует дальше.

Также и сами немцы, сильно возмущающиеся варварским погромом в соцсетях, пока не готовы выразить своё возмущение демонстрациями или плебисцитом. Рейтинг CDU и SPD после обнародования подробностей кёльнской варфоломеевской ночи не пошатнулся ни на йоту.

И ладно. Первый снежок упал на темечко sweet summer children, ещё никогда не видевших зимы. Нельзя ожидать, что по одному снежку они сумеют вообразить себе пургу.

По теме:
http://www.faz.net/aktuell/politik/inland/die-polizei-in-koeln-ist-machtlos-und-frustriert-14002785.html?printPagedArticle=true#pageIndex_2
http://www.faz.net/aktuell/politik/inland/uebergriffe-in-koeln-so-schildern-polizeibeamte-die-silvesternacht-14001656.html
http://www.spiegel.de/panorama/justiz/koeln-das-steht-im-internen-polizeibericht-zur-silvesternacht-a-1070837.html



  • 1
Приветствую! Как Ваша жизнь? Вы всё ещё в Германии? Чем занимаетесь?

Я прошу прощения за долгое молчание, но мне так и не удалось найти в своё время хоть что-то, чтобы Вам предложить. Мой друг немец получил российское гражданство и уехал работать в Россию. В России относительно неплохую работуя бы смог попытаться Вам гнайти, но в Китае вряд ли... Хотя... Хотя Вы бы могли сюда в аспирантуру поступить. Например, в наш университет.

Re: Офф-топ.

Здравствуйте, Стрейнджер!
Спасибо, что не забываете)
Я по прежнему проживаю в Германии - только поменял разок дислокацию.
Работа тоже нашлась - с тех пор как перестал писать в ЖЖ, уже на третьем месте кую ВВП. Впрочем, по специальности не проработал и дня, ушёл в компьютерную сферу. Сейчас на должности IT-менеджера по проектам на небольшом семейном предприятии.
Переезжать в Россию в свете последних событий - это как покупать билет на Титаник у пассажиров проплывающей мимо шлюпки :) Ну а мечту о Китае - не оставляю, хотя она и становится всё призрачней.
Как там у Вас? Читал, что стали нашего брата лаовая теснить в Поднебесной, или это слухи?

  • 1
?

Log in

No account? Create an account